#Новости #Общество

Трудный ребенок: есть ли шанс у проблемного подростка в Череповце?

13.03.2015 07:02 1773 25

Конфликт между двумя череповецкими одноклассниками 10 и 11 лет едва не завершился для них скамьей подсудимых. Матери школьников неоднократно обращались в полицию с заявлениями об избиении ребенка, требуя возбудить уголовное дело. Каждая утверждала, что именно ее ребенок стал жертвой регулярных издевательств.

Из-за небольшого возраста участников спора в возбуждении уголовного дела отказали, а материалы передали на рассмотрение в комиссию по делам несовершеннолетних. Примирением одноклассников занялись профессиональные психологи.

По словам ответственного секретаря комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Ольги Ларионовой, помощь психологов приносит ощутимый эффект: среди получивших ее подростков отмечается минимальный процент рецидивов. Но лишь половина родителей соглашаются принять психологическую поддержку, прислушиваются к советам и стараются что-то изменить в жизни своих детей. Остальные надеются на собственные силы и знания, которых часто не хватает.

В семью Саломатиных специалисты пришли, пока еще не было слишком поздно. Анна Саломатина, как и любая мать, надеялась, что ее сын вырастет самым умным, послушным, талантливым и общительным. Но все, за что брался мальчик, падало, разбивалось, ломалось. Сам он вечно ходил в ссадинах, синяках, шишках и с выбитыми зубами. В детсад Дима пошел поздно, почти в три года. До школы сменил три дошкольных учреждения, в каждом оставив о себе не самые лучшие впечатления.

«Каждый вечер я шла в сад, проклиная все на свете. Вначале жаловались дети, потом их родители, потом все это повторяла воспитатель, потом мы шли к директору. Это был практически ежедневный ритуал», — вспоминает Анна Саломатина.

Однажды Дима сорвал новогодний утренник: пытался задушить нехорошую кикимору, которая хотела погасить огни на елке.

После этого случая мальчика отправили на консультацию к медикам, сказав, что с таким ребенком страшно находиться в одном помещении. Но врачи физиологических отклонений у ребенка не обнаружили, посоветовав работать с психологом и перейти в логопедический детский сад, чтобы исправить дефекты речи.

В первый же день в новом саду Дима устроил драку в кабинете заведующего. Позже специалисты детского сада все же нашли с ребенком общий язык, и он раскрылся. За год вместе с логопедом освоил 12 звуков, сам научился читать. Стал учить английский, просматривая детские телепередачи, заинтересовался анатомией. Воспитатели нарадоваться на него не могли. Педагоги и психологи прочили успехи в учебе.

Перед школой Дима поехал в детский лагерь «Янтарь», откуда через две недели матери пришлось спешно его забрать: вожатые жаловались, что мальчик бьет ребят, доставалось даже третьеклассникам.

Потом началась школа, куда Дима пошел с потухшими глазами. Первые три класса школы Дима провел без друзей и общения. На уроках сидел «ежиком» и колошматил всех. Товарищи у него появились только к четвертому классу.

«Первые три года я просто жила в школе. Это редкий день, когда я туда не ходила. Того избил, этого пнул, то несет чью-то кофту стирать, то мы кому-то линейки покупаем — это сплошной круговорот. И ведь поразительная привычка — он всегда молчит. Натворил, не натворил — никогда не скажет, не станет оправдываться», — вновь переживает прошлое Димина мама.

После развода Анна вынуждена много работать: посменно — на сталепрокатном заводе, а в выходные по вечерам разносит газеты. Живут они вместе с матерью-инвалидом, которой 81 год.

Чего только не придумывала любящая мать: и кричала, и стращала, и добром уговаривала. И даже в полицию сдавала, договорившись предварительно с участковым. Последнее, кстати, подействовало: практически год, по словам матери, Дима вел себя относительно тихо. Но потом началось снова: подожженный балкон, эксперименты с котом, множество других выходок — каждый раз все более изощренных. Вскоре пошла под откос успеваемость.

Когда Саломатиным посоветовали обратиться к специалистам фонда «Дорога к дому», женщина не надеялась на результат. Для себя решила: если опять будут читать нравоучения, остается надежда только на полицию. Но началась кропотливая работа: встречи, беседы, постоянный анализ ситуации. Анна прочитала все рекомендованные книги, разложила по полочкам всю свою жизнь, другими глазами взглянула на сына и его проблемы. Что-то сдвинулось с места, она начала замечать перемены.

«Раньше я много ругалась, кричала на него. Сама от этого уставала, и он уставал. Когда видела его дневник, у меня опускались руки, меня просто начинало колотить. А сейчас я увидела свет, боюсь, чтобы не сглазить, но уже забыла, что такое вызовы в школу. Сын стал спокойнее. Я понимаю, что работают с нами профессионалы. После занятий со специалистами он выходит другим. Приходишь туда и понимаешь, что ты не один, что тебе помогут, не останутся равнодушными к твоей беде», — делится Анна Саломатина.

Не меньшую работу провел и Дима. На занятиях с психологом Алексеем Рябининым он учится контролировать и подавлять свою агрессию, выстраивать взаимоотношения со взрослыми и сверстниками.

«Ситуация действительно была трудной. Анна Геннадьевна находилась уже на грани отчаяния. Важно, что она вовремя обратилась за помощью, пока все не зашло в тупик, и нашла поддержку. У нее достаточно сильный характер, но часто в момент стресса или кризиса человеку трудно правильно оценить ситуацию, он не видит открывающихся перед ним возможностей. В отличие от тех, кто только жалуется на судьбу и плывет по течению, она смогла воспользоваться теми ресурсами, которые ей представились. В их жизни уже многое изменилось», — рассказывает куратор проекта «Подросток» программы «Дорога к дому», психолог Ирина Викулова.

В повседневной работе психологи нередко используют примеры клиентов, которые заслуживают уважения и восхищения, так как сумели преодолеть трудности и нашли выход из очень сложных ситуаций. Семья Саломатиных стала одним из таких примеров.

Из 525 несовершеннолетних, которых сегодня сопровождают специалисты программы в Череповце, лишь половина считается действительно трудными. У остальных есть проблемы, которые требуют безотлагательного решения, — говорят психологи.


Светлана Долгова