#Новости #Здоровье #Интервью #Общество

Заведующая отделением заготовки крови Оксана Стеблецкая: «Желающих сдать кровь иногда бывает намного больше, чем мы можем принять»

23.03.2015 07:35 1184 35

41-летнего череповчанина удалось спасти от кровопотерь благодаря донорским тромбоцитам. У мужчины тяжелое заболевание — лимфома или рак лимфатической системы. Сейчас он проходит лечение химиотерапией (как правило, она приводит к резкому снижению тромбоцитов в крови пациента) в гематологическом отделении второй областной больницы.

Тромбоциты нужны человеку, чтобы кровь сворачивалась, рассказывает заведующий гематологическим отделением облбольницы № 2 Андрей Гаврилов:

«Когда мы проводим химиотерапию онкологическим больным, то тромбоциты снижаются до критических цифр, то есть их становится меньше десяти тысяч. В этом случае возможны спонтанные кровотечения, кровоизлияния в жизненно важных органах. Такие осложнения у нас происходят редко, так как ведется хорошая профилактика. Но снижение тромбоцитов происходит у наших пациентов каждый день. Бывает один, а бывает и три человека сразу, как сейчас, которым требуется переливание тромбоцитов. Сегодня нам потребовался компонент крови первой группы обоих резусов — для людей с онкологическими заболеваниями».

Пациенту для одной лечебной дозы потребовалось взять донорские тромбоциты у восьми человек. А таких доз на курс лечения нужно до десяти, то есть требуются тромбоциты 80 доноров. Поставляет больницам города необходимый компонент череповецкая станция переливания крови, где благодаря новейшему оборудованию теперь не составляет труда заготовить требуемое количество тромбоцитов для спасения жизней онкологических больных.

О возможностях череповецкой станции переливания крови cherinfo.ru рассказала Оксана Стеблецкая, заведующая отделением заготовки крови.

— Оксана Ярославовна, какой объем крови станция сейчас может заготавливать?

— Череповецкая станция поставляет кровь и ее компоненты во все стационары города и в районные больницы шести районов области: Белозерска, Устюжны, Шексны, Чагоды, Кадуя и Бабаево. Для бесперебойного снабжения необходимо в год заготавливать 9,5 тонны крови, с чем станция вполне справляется.

— Насколько активно в Череповце донорское движение?

— В день к нам приходят 30—40 доноров крови и 15 человек, у которых берутся компоненты, а этого вполне достаточно, чтобы обеспечить все больницы. К счастью для нашего города, желающих иногда бывает намного больше, чем мы можем принять. Это счастье для Череповца, так как далеко не во всей России такая ситуация. Нередко мы помогает своими запасами коллегам из Вологды. Нам завидуют другие города, потому что у нас нет проблемы с донорами, и мы этим очень гордимся. У нас нет потребности организовывать выездные акции. Есть ведь станции переливания в других городах, которые работают только «с колес». Выезжают в разные населенные пункты, чтобы только привлечь людей. Единственное, наши доноры редко обновляются, нам очень хочется, чтобы и молодежь включалась в процесс.

— Что вы можете сказать об оснащении станции оборудованием?

— Наша станция сейчас полностью оснащена всем необходимым современным оборудованием. Глобальное обновление произошло в 2012 году за счет федеральной программы «Модернизация службы крови». Нам поставили оборудование на 108 миллионов рублей. Сейчас наша служба крови соответствует мировым стандартам. Есть все необходимое для качественной заготовки компонентов. С помощью новых аппаратов теперь мы можем заготовить терапевтическую дозу от одного донора.

— А как обстоят дела с кадрами?

— Мы укомплектованы врачами на 70%, средним персоналом — примерно на том же уровне. В принципе, у нас нет текучки кадров. Работают проверенные люди, хотя от молодежи мы бы не отказались, как и все лечебные учреждения. Мы в этом плане работаем, ищем, привлекаем. Чуть хуже с младшим персоналом — из-за низких зарплат. Есть в нашей работе большой плюс, особенно для молодых мамочек. Рабочий день — семь часов. Мы работаем всегда пятидневку. Исключения бывают только в новогодние каникулы: мы выходим на два дня в выходные, так как именно в это время и после праздников потребность в крови возрастает. Больше травм, увечий и так далее.

— Вы берете у доноров кровь и ее компоненты, поясните процессы.

— У донора берется кровь, консервируется и выделяются компоненты. С помощью центрифугирования, других аппаратов кровь разделяется на жидкую часть — плазму, которая сразу идет в заморозку, а также на клетки: эритроциты и тромбоциты. Когда нам нужно взять только плазму, то кровь донора поступает в специальный аппарат — плазмоферез, который сам отделяет плазму в специальный мешок, а все остальные компоненты донору возвращаются обратно. От одного донора мы получаем 600 миллилитров плазмы. Эритроциты максимально хранятся до 42 дней в специальных холодильниках при плюсовой температуре от +2 до +6 градусов. Поэтому нам все время нужно пополнять их запас. Эритроциты отделяются с помощью цитофереза. Здесь также забираются только нужные клетки, а все остальное пациенту возвращается обратно. Эритроциты обязательно проходят обследование. То есть, если они были взяты сегодня, то уходят в экспедицию только завтра. Берутся все анализы, клетки паспортируются. Тромбоциты, очень важные клетки для онкологических больных, хранятся еще меньше — до пяти суток. Поэтому мы их готовим только по заявкам больниц.

— А кто может быть донором тромбоцитов?

— Они берутся только у определенного контингента проверенных доноров. Обязательно у человека у самого должно быть достаточное число тромбоцитов. Это очень серьезная процедура, длится более часа. У донора забираются только тромбоциты, а все остальные компоненты возвращаются с помощью аппарата. Здесь все компьютеризировано, вводятся параметры донора (вес, рост и ряд других) и забирается столько тромбоцитов, чтобы не навредить человеку. Все рассчитывается компьютером, но процедура идет под контролем доктора. В зависимости от заявки мы заготавливаем тромбоциты определенной группы крови.

— Какая группа крови является самой востребованной?

— Это первая группа с отрицательным резусом. Доноров с ней не так много, а реципиентов бывает большое число. Практически всегда мы нуждаемся именно в этой группе крови. Она является универсальной и подходит всем людям. Поэтому в основном у нас она и заморожена. В наших холодильниках хранится 40% первой группы, 30% — второй, 20% — третьей группы, а остальное приходится на четвертую. Кстати, плазма у нас сначала закладывается в морозильники на карантин на шесть месяцев. Если донор приходит к нам через полгода и с ним все нормально, то только тогда мы плазму выдаем больницам. Полгода — это максимальный инкубационный период всех инфекционных заболеваний, которые передаются через кровь. Карантин проводится при температуре -40 градусов.

— А сами работники службы крови являются донорами?

— Наш коллектив практически на сто процентов доноры. Много почетных доноров. Иногда мы становимся донорами по необходимости. Бывают случаи, что требуется какая-то группа крови, а доноров с ней не пришло. Выбираем тогда из своих.

— Каковы минусы вашей работы?

— Наш единственный минус на сегодняшний день — неприспособленность здания. Станция находится в жилом доме. Вообще, службы крови обычно находятся в отдельных зданиях, где есть специальные помещения хранения и многие другие плюсы. Но эту проблему пока исправить непросто.


Людмила Макарова