#Новости #Здоровье #Интервью #Общество

Врач Татьяна Царенко: «Смертность от ВИЧ высокая только потому, что люди не начинают лечение»

23.05.2015 10:08 2972 0

Около полутора тысяч череповчан являются носителям ВИЧ-инфекции. Вопреки расхожему мнению, сейчас эта болезнь перестала касаться асоциальных слоев и может затронуть каждого. Заболевшие часто отказываются признавать страшный диагноз, не принимают лечения, а в обществе быстро становятся изгоями. Кто находится в зоне риска, как передается вирус, и насколько эмоционально тяжело лечить таких пациентов, cherinfo.ru рассказала заведующая отделением по профилактике и борьбе со СПИД областной клинической больницы № 2 Татьяна Царенко.

— Татьяна Ивановна, у кого риск заразиться ВИЧ выше?

— В начале 80-х, когда СПИД только появился, это заболевание считалось болезнью гомосексуалистов и инъекционных наркоманов. Болели в основном молодые люди. В Череповце с середины 2000-х из среды наркоманов практически ушла ВИЧ-инфекция, чего не скажешь о других городах России. Все это благодаря большой профилактической работе, которая проводилась нами в те годы. Наркоманы стали использовать индивидуальные шприцы, чтобы не заражать друг друга. Они не стеснялись в своей среде сказать: «Я вичовый». У нас раньше статистика по ВИЧ-инфицированным была хуже. Считаю, что это благодаря большой работе с родителями, с наркозависимыми. Но вирус все равно попал в обычную среду. Сейчас болеют и мужчины и женщины в одинаковой степени, без ограничения возраста. Самому взрослому пациенту 75 лет. Не имеет значения и статус. Многие люди не подозревают о том, что они являются носителя вируса иммунодефицита человека.

— Какова статистика заболеваемости ВИЧ на сегодняшний день?

— Всего в мире с начала эпидемии ВИЧ зарегистрировано около 78 миллионов инфицированных. Большая часть больных — жители Африки. По мнению ученых, там каждый третий взрослый человек инфицирован ВИЧ, есть страны, где вирусом заражено более 90% всего населения. Из числа инфицированных ушло из жизни более половины. В России на 1 января 2015 года было зарегистрировано свыше 900 тысяч носителей ВИЧ-инфекции, сейчас цифра, наверное, приблизилось к миллиону. В Череповце на начало года было зарегистрировано 1540 человек. Из них умерло около трети. С начала года болезнь забрала 20 жизней, только за апрель мы потеряли шестерых. Для нашего коллектива каждая жертва — большая трагедия. Уходят из жизни замечательные люди, которые могли бы принести обществу много пользы, родить красивых и умных детей. Это хорошие молодые люди, которым жить да жить.

— Какой основной путь передачи инфекции?

— Теперь основные пути — половой и кровоконтактный. Одинокие мужчины и женщины в поисках неземного счастья забывают об осторожности. И иногда это приводит к печальным последствиям. Я бы рекомендовала всем без исключения, как бы ни любили друг друга, вступать в половую связь только после прохождения анализов на ВИЧ-инфекцию. В любом случае нужно пользоваться презервативами. Основные методы профилактики ВИЧ — безопасный секс. Рекомендуем пользоваться презервативами не только молодежи, но и взрослым людям, многие из которых до сих пор боятся даже это слово произносить. Особенно это важно, когда один из партнеров ВИЧ-инфицированный. У нас недавно была здоровая беременная девушка, а ее друг — носитель ВИЧ. Она убеждала нас: «Я люблю своего мужчину, все равно его не брошу, пусть даже заражусь!». С моей точки зрения, такие рассуждения — это преступление, так как заразится не только она, но и ребенок может получить инфекцию.

— В Череповце есть инфицированные дети?

— Сейчас зарегистрировано десять ВИЧ-инфицированных детей. Все они получают противовирусное лечение. Они ходят в садики и школы. Проблем с лечением пока нет. Заражение детки получили разными способами. Некоторые были инфицированы в утробе матери, другие — в процессе родов, кто-то — через грудное вскармливание. Некоторые мамы не выполняли наших предписаний, чтобы ребенок родился здоровым.

— Как-то по-другому можно заразиться ВИЧ-инфекцией?

— Нет, нельзя заразиться ВИЧ в быту, при кашле и чиханье, рукопожатии, объятиях и поцелуях, употребляя общую еду или напитки, в бассейнах, банях, саунах. Например, в слюне и других биологических жидкостях содержится слишком малое количество вируса, оно не способно привести к инфицированию. Риск заразиться возникает, если слюна, пот, слезы, моча содержат кровь. Всем это важно знать и понимать. Бывает, что люди узнают о ВИЧ-инфицированном в своем коллективе, начинается его травля, он становится изгоем. Они убеждены, что он всех перезаражает. А это не так! Такого не произойдет в быту никаким образом.

— Как люди воспринимают, когда вы им сообщаете, что анализ на ВИЧ положительный?

— Многие не хотят принимать диагноз. Особенно люди после 30 лет. Поставишь диагноз еще на ранней стадии, а они не верят. Говорят, что чувствуют себя хорошо, и мы все придумали, как-будто хотим человека унизить. Некоторые ведут себя агрессивно. Не верят, уходят, не лечатся. Появляются лет через пять в больнице, уже в тяжелом состоянии. У них снова берут анализы, и ставят прогрессирующую ВИЧ-инфекцию. Спасти жизнь человека уже нереально. Очень сложно принять этот диагноз, и это всем понятно. Но если вовремя начать лечение, то человек будет жить, а не умирать. Была молодая пара, где муж был инфицированный, но он не признавал болезнь, полностью отрицал, злился. После долгих бесед убедили его начать лечение, так как он уже находился на краю пропасти. Отрицая болезнь, он все-таки стал принимать лекарства, и дело пошло к лучшему. Но он так и не смог смириться с мыслью о ВИЧ.

— Как относятся члены семьи к своему ВИЧ-инфицированному родственнику?

— Очень многие не бросают своих жен, мужей, детей, когда узнают о болезни. Остались порядочность и преданность. Есть немало примеров, когда мужья трогательно ухаживают за инфицированными женами, причем до самого конца. Умирают люди с этой болезнью очень тяжело, родственников безумно жаль.

— Почему смертность от ВИЧ остается по-прежнему высокой?

— Смертность от ВИЧ высокая только потому, что люди не начинают лечение. Существует бесплатная противовирусная терапия для всех ВИЧ-инфицированных. Это очень дорогостоящее лекарство, но вовремя начатое лечение продлевает жизнь на неограниченное количество времени. В противном случае мы ничего сделать не можем, так как к нам поступают пациенты порой в стадии СПИДа. Самое обидное, что некоторые пациенты начинают лечение, а потом забрасывают, говорят, не хочу, тошнит от препарата. Удивительно, что многие выпивают алкоголь, едят вредную пищу. Но почему-то таблетки, которые могут спасти им жизнь, забрасывают. Лекарства не влияют разрушительно на организм, а только на вирус, не дают ему размножаться, это доказано. У нас есть люди, которые более десяти лет принимают препараты и чувствуют себя прекрасно, выглядят хорошо. Но этот человек заразен всю жизнь, но не в быту, конечно. Печально, что сейчас мы начали получать «дженерики» — дешевые аналоги препаратов, а не сами лекарства. Посмотрим, как будет протекать лечение. Замена препаратов связана с очень высокой ценой. Людям для пожизненного лечения назначаются препараты стоимостью от 6 тысяч до 30 тысяч рублей. Для тяжелобольных на поздних стадиях цена лекарства достигает 2 тысяч евро.

— Изменилось ли отношение к больным ВИЧ в обществе?

— У молодежи, мне кажется, отношение к ВИЧ-инфицированным поменялось в лучшую сторону, а у взрослого поколения ничего не изменилось. Они по-прежнему считают таких людей изгоями.

— ВИЧ как-то изменился с годами?

— Вирус мутировал. У каждого человека свой иммунитет. Если он снижен, то заболевание может пойти не по сценарию. Бывает, что человек только-только заразился, мы еще диагноз не поставили, а по состоянию больного похоже уже на СПИД, и протекает болезнь очень тяжело. Такое мы наблюдаем в последние три года. Надо беречь свой иммунитет. Сейчас начинается лето, много солнца. Мы своим больным советуем не загорать, так как от этого падает иммунитет. Рекомендуем выезжать на море только в бархатный сезон, когда солнце не так радиоактивно, как в летние месяцы.

— У вас эмоционально тяжелая работа. Как справляетесь?

— У нас сложившийся и сработавшийся коллектив из десяти человек. Мы все на своем месте, и текучки кадров у нас нет. Да, эмоционально мы очень выгораем, так как все проносим через себя, печемся о каждом больном. Хотя и тяжело, мы не можем их оставить: люди нуждаются в заботе, тепле, доброте. Пациенты привыкают к нам, как к родителям. И некоторые даже как на родителей обижаются и злятся. Держит в первую очередь ответственность за судьбы пациентов.


Людмила Макарова