#Новости #Интервью #Общество #Транспорт

Инструктор по экстремальному вождению Алексей Шалимов: «На дороге иногда нужно делать нелогичные вещи»

24.02.2015 07:56 2201 40

Качество подготовки водителей в России оставляет желать лучшего, и Череповец не исключение — в этом уже не требуется кого-то убеждать, об этом говорят и сами директора автошкол. Нужно ли «доучивание» водителя приемам безаварийной езды, насколько результативны такие курсы и не становится ли обученный «контраварийщик» всего лишь еще одним самоуверенным лихачом? Об этом cherinfo.ru рассказал инструктор по контраварийной подготовке Алексей Шалимов.

— Алексей, расскажите немного о себе: чем вы занимаетесь и как возник спрос на ваши услуги в Череповце?

— Начну издалека. В СССР работал главный тренер по автомотоспорту Эрнест Сергеевич Цыганков, который в 90-е годы, когда вся эта система начала разваливаться, основал в Москве Центр высшего водительского мастерства. Он адаптировал накопленный опыт для гражданских автомобилей и водителей. Затем его идеи продолжил Алексей Николаевич Колонтай. Сейчас все это развивается на базе компании «МастерКласс» в Москве, тренером которой я являюсь. Я сам из Череповца, одно время уезжал в Москву, работал там в банковской сфере, а теперь вернулся обратно. У нас есть площадка на стадионе «Адреналин», которую пока мы эксплуатируем только зимой, так как летом нужен асфальт, а его здесь нет. Как возникает спрос? Ко мне приходят разные люди. Сначала их в основном интересует драйв, говорят: «у меня мощный автомобиль», «у меня спортивный автомобиль» или «у меня псевдоспортивный автомобиль», «мне хочется жамкнуть». Конечно, на газ нажать — проблем нет, но мы пытаемся обучить, что дальше с этим делать. Когда они «нажамкаются», то начинают спрашивать, как вот в этой ситуации, как в другой. Потом выясняется, что он парковаться не умеет, другой жалуется, что устал кузов ремонтировать, третий говорит, что неплохо бы жену обучить тем приемам, которые он узнал.

— Как строится обычная тренировка?

— На площадке в безопасных условиях мы моделируем разные ситуации. Мы делаем это через ошибку: ученик должен сделать неправильно, чтобы понять, как нужно делать правильно. Чтобы разобраться, как возникает аварийная ситуация, нужно сначала научиться ее создавать, а потом научиться с ней бороться. Постепенно человек понимает, на что способен его автомобиль, на что способен он сам. Если статистику аварийности посмотреть, то в 70—80% случаев человек совершает неверные действия с точки зрения логики. Он думал, что лучше так, а на самом деле было бы лучше иначе. Иногда на дороге нужно делать нелогичные вещи. На занятиях мы говорим о том, что происходит с машиной, что такое снос, занос, ритмический занос. Какие ситуации управляемые, а какие — нет. Если взять занос, то это управляемая ситуация. На управляемом заносе основано движение дрифтеров. Если же начался снос, то автомобиль не управляется. Куда ни крути, но ведущие колеса не цепляются, машина летит, как снаряд, туда, куда ее направляют физика и математика.

— Вы рассматриваете работу различных электронных систем стабилизации, есть ли в них вообще толк?

— Да, сейчас машины меняются, появляются сложные системы помощи водителю. Подготовленный человек вообще не допускает ситуаций, когда срабатывает та или иная система, или автомобиль уже не нуждается в этой системе, когда она сработала. Что касается неподготовленного водителя, то эти системы — просто необходимость. Но нужно понимать и ограничения. Система стабилизации первым делом «забирает» педаль газа. Есть случаи, когда эта педаль просто необходима. В переднеприводных машинах ручник выполняет функцию второго руля. Сейчас все больше машин, где ручника нет: вместо него кнопка, ножной тормоз или просто режим парковки на автоматической коробке. Вот у «Фольксвагена» в последних моделях нет ручника, но в то же время они модернизировали свои системы таким образом, что в определенных ситуациях автомобиль подтормаживает колеса, имитируя ручник. Мы можем рассмотреть и ситуацию, когда система стабилизации будет помехой. Например, мы на зимней дороге руль на повороте повернули, а машина не поворачивает, идет снос передних колес. Выпрямить руль? Тогда я не попаду в поворот. Выход из этой ситуации — умышленно создать занос, чтобы меня повернуло туда, куда нужно. Но электроника создать занос не дает. Вместо того, чтобы избежать аварии, система делает так, что она происходит. Если левый поворот, то я улетел в кювет, если правый — на встречку. В то же время такие системы, как ABS, зачастую спасают от ДТП. Вы можете изменить траекторию при торможении. Известно, что самое эффективное торможение — на грани блокировки. Но даже спортсмены учатся так тормозить годами. В старых учебниках есть понятие импульсного торможения, нужно много раз ударить по педали. Однако вы даже после тренировок сделаете максимум два-три удара в секунду, а ABS сделает 25 ударов в секунду. Это одна из самых полезных систем.

— На дороге все же бывают ситуации, когда от тебя вообще ничего не зависит: едешь себе спокойно по трассе, а тебе в лоб вылетает какой-то дурак…

— Просто так ничего не возникает. Если раньше вы просто ездили по трассе, то мы говорим, что теперь вы должны смотреть, как ведут себя другие машины, могут они стать препятствиями для вас или нет. Как только автомобиль начал что-то совершать, вы должны это мгновенно видеть. Навык должен стать автоматическим. Фактически все управление машиной для вас становится не работой рулем и педалями, а безостановочным поиском потенциально опасных ситуаций. Мне многие ученики говорят, что если бы не обучение, то было бы что-нибудь печальное, но часто даже не могут сразу сказать, что именно они сделали. Уже в разговоре начинают осмысливать, как они действовали. Неподготовленный водитель делает ошибки. Есть неправильная реакция на тот же занос. В учебниках не пишут, что в определенный момент после заноса нужно поставить колеса прямо, стабилизировать автомобиль, иначе получится динамический хлыст — машину бросит в другую сторону. Ее начнет раскачивать каждый раз с новой силой и на больший угол. Это еще более опасная ситуация, которая является следствием неправильной реакции на занос. Допустив одну ошибку, водитель вытягивает три. Два броска хлыстом — машина на встречке или хорошо если в кювете.

— Водитель после ваших курсов не становится более наглым? Ведь теперь-то он «все знает» и может показать другим, как нужно ездить…

— Наоборот, пройдя наши курсы, водители ездят тише. Говорят, что раньше очень много работали рулевым колесом, совершали ненужные действия. Многое зависит от человека. Когда вы садитесь за руль, вы не должны быть расслаблены и не должны быть слишком напряжены. Должна присутствовать небольшая тревожность. Вы должны знать особенности управления передне- и заднеприводной машиной. Самый сложный в управлении — полный привод с подключаемыми осями. К сожалению, у нас очень мало людей понимают, что они чего-то не умеют. У нас думают, что раз тебе выдали заветную пластиковую карточку — водительское удостоверение, то ты ас. Но в автошколах всему не учат. Не хочется кидать камень в их огород, потому что они работают по государственным программам. Но, например, в Германии выдаются контраварийные приемы. Там есть разные ограничения для водителей. Первая стадия подготовки — это примерно то, что у нас для всех. Получив «начальное» удостоверение, на автобаны ты выехать не можешь, потому что если ты учился на скорости 40 километров в час, то как ты выедешь на автобан, где скорость 120? В Германии они проходят зимний курс, по нему выдается отдельный сертификат. Если ты в течение какого-то периода совершаешь тяжелую аварию, то ты должен пройти еще курсы. То есть периодически нужно подтверждать свою квалификацию. И мы видим там некую дисциплинированность, которой у нас нет.

— Алексей, а вы попадали в аварии?

— У меня было две аварии: каждый раз мне в заднюю часть машины кто-то прилетал, причем один раз меня вообще не было в машине, она стояла.

— К вам приходят профессиональные водители, которым эти навыки нужны для работы?

— Такие люди есть, но немного. А вот в Москве у нас есть благодарственное письмо от вневедомственной охраны МВД Московской области, их водители теперь проходят эти курсы в обязательном порядке. Когда они пришли к нам, у них небитых машин не было вообще, потому что это и преследования, и езда по дворам, и все остальное. Был скепсис, боялись, что мы добьем машины. Сейчас же они каждый квартал дают нам учеников, занимаются на служебных машинах, выделено финансирование. После обучения водителей на 90% аварийность у МВД снизилась.

— Какая самая простая рекомендация водителям?

— Нужно понимать, что у машины, как и у человека, есть свое жизненное пространство. Если люди или машины находятся слишком близко, то могут возникнуть трения. Самое простое — всегда дать дорогу тому, кто несется. Пусть себе едет.


Андрей Ненастьев