#Новости #Здоровье #Интервью #Общество

Главврач городского роддома Герман Мяснов: «По моим наблюдениям, лучший партнер в родах — свекровь»

26.12.2014 10:14 2509 66

Городской роддом подводит итоги года. В Череповце третий год подряд наблюдается превышение рождаемости над смертностью. Численность жителей города в 2014 году увеличилась до 317 тысяч человек. Цифры впечатляющие, но главврач Герман Мяснов не спешит называть происходящее беби-бумом, поскольку сейчас рожают те, кто сам родился во время прошлого взрыва рождаемости в конце 80-х. И спад неизбежен.

— Ощущаете ли вы в городском роддоме тот беби-бум, о котором все говорят последние годы?

— Действительно, детей сейчас рождается больше, чем, скажем, в 2000 году, но меньше, чем в 1989 году. Анализируя сегодняшнюю ситуацию, мы понимаем, что сейчас рожают как раз те, кто родился в 80-х годах. Их самих больше, вот и детей у этого поколения больше. Но беби-бумом это назвать нельзя. Спад неизбежен, потому что в начале 90-х годов был также спад рождаемости, и это не может не аукнуться. Но в продолжение темы хочу отметить, что средний возраст роженицы сейчас увеличился и достиг 28 лет. Много появилось возрастных рожениц, у которых большой перерыв между родами. Если говорить о рождении вторых детей, то происходящее в последние годы определенно можно назвать беби-бумом. Стоит ли это связывать с государственными программами? Наверное, они оказали некоторое влияние.

— Гигантский выбор журналов, книг и сайтов для беременных сделали современных рожениц более образованными?

— Безусловно. Раньше было как: принесла живот врачам — рожайте меня. Сейчас все больше женщин приходят подготовленными: почитали книги, посетили занятия. При этом в подготовке женщины к родам мы видим и свою задачу. Хотя роды процесс физиологический, психологическая подготовка просто необходима. Как для женщины, так и для ее партнера.

— Мужчин на роды пускаете?

— Обязательно, даже призываем присутствовать. Замечено, когда партнер находится рядом с женщиной во время родов, они, как правило, проходят легче. Создана даже специальная программа РОУС (родовспоможение, ориентированное на участие семьи), в которой мы состоим много лет. Член семьи во время родов — не гость, а участник. Я не говорю о тех мужьях, которые приходят на роды с видеокамерами. Мы называем их экскурсантами, и такие нам на родах не нужны. Подготовленный партнер может оказать реальную помощь в самых разных моментах: сделать массаж, поправить простынку, сопроводить в душ, пригласить персонал. Кстати, по моему опыту, лучшие партнеры во время родов — свекрови. Мужчинам часто не хватает знаний и понимания происходящего, а матерям рожениц мешает сохранять холодную голову чувство жалости к дочери. Зато свекрови, как правило, действуют четко и спокойно.

— Коснулись ли прогресс и новейшие технологии в области медицины родовспоможения?

— Акушерство считается самой древней отраслью медицины. И, казалось бы, должно быть самой консервативной сферой. Но медицинские технологии развиваются, и женщины с серьезными заболеваниями, которые раньше даже не мечтали стать материями, беременеют и поступают к нам. У будущей матери, скажем, единственная почка, и та донорская, или искусственный клапан сердца, но современная медицина позволяет ей жить полной жизнью и реализовать мечту родить ребенка. И наша задача в этом случае — довести беременность до благоприятного результата. Поэтому акушерство просто не может стоять на месте, обязано идти в ногу со всей медициной.

— Уже несколько лет в городском роддоме успешно проводится программа по профилактике отказов от новорожденных. Как вы работаете с мамами — уговариваете, пугаете, стыдите?

— Ни то, ни другое и ни третье. Программа начиналась в 2006 году, и на тот момент в год было порядка 30 отказов. Было так: женщина рожала, писала отказ от ребенка и уходила. Мы с грустью наблюдали за этими ситуациями, видели этих детей. Они, надо сказать, отличаются от обычных. Тот, у кого есть мама, плачет, жалуется на что-то, ищет глазами маму. А отказники молчат. Как будто понимают, что звать им некого. Иногда нам удавалось уговорить женщину, решившую отказаться от ребенка, покормить своего малыша, потому что первое молозиво очень важно для будущего здоровья ребенка. Обычно дети, прикладываясь к материнской груди, успокаиваются и закрывают глаза. Но эти малыши глаза не закрывают, а смотрят на маму, как будто пытаются запомнить ее на всю жизнь. Это удивительно, но наблюдать за этим тяжело. У работников роддома, а коллектив у нас в основном женский, сжималось сердце, и они делали попытки по-человечески повлиять на ситуацию — рассказать, возбудить интерес, устыдить. А что мы еще можем? Выходили домой, сообщали родителям девушки, которая отказалась от ребенка. Реакция была разной. К примеру, нам стекла били за вмешательство в личную жизнь. Особенной пользы от этой нашей деятельности не было, мы ведь не профессионалы в этом вопросе, не психологи. Назрела проблема, и она требовала системного подхода и серьезного решения.

— Каким же стало решение?

— В 2006 году на помощь пришел благотворительный фонд программы «Дорога к дому». В рамках этой программы, существующей много лет, работает коллектив психологов, настоящие профессионалы. Которые, в отличие от нас, знали технологии работы с людьми, попавшими в ту или иную ситуацию. Спустя два года в городском родительном доме заработал проект — сначала он назывался «Вместе с мамой», а с 2012-го года именуется «Млада». Проект занимается не только предотвращением отказов, но и их профилактикой. Средства, выделенные фондом, позволили нам принять на работу пять психологов, которые занимаются этой работой.

— Каков эффект?

— В течение трех последних лет количество отказов снизилось до семи в год из более чем 20 намерений. Напомню, раньше доходило и до 30 отказов в год. Считаю, что результат хороший — в прошлом почти каждое намерение завершалось отказом. Выйти в ноль, полагаю, невозможно, как бы этого ни хотели. Добавлю, что наша задача в первую очередь состоит в том, чтобы ребенок оказался в безопасных условиях. Мы не ставим целью любым способом «выдавить» ребенка в семью.

— Как вы относитесь к различным программах по профилактике нежелательной беременности среди молодежи? Одни раздают презервативы, другие — брошюрки, воспевающие целомудрие…

— Сексуальная революция произошла, и никуда от нее не деться. Этот факт нужно признать. Наша задача — смягчить возможные негативные последствия этого явления. Внушить ответственность за свои поступки, чтобы молодые твердо понимали — если сделаю это, то наступит то-то. Методы профилактики существуют, и они достаточно эффективны. Я вижу это так: идет поезд-экспресс, сверкая огнями и завлекая модной музыкой, в нем едет молодежь. А мы, воспитатели, на перроне пока стоим и смотрим с осуждением. Правильнее было бы запрыгнуть в последний вагон, чтобы объяснить им, что хорошо, а что плохо, а то так и останемся на платформе. У меня два сына, и эта тема близка мне и по личным причинам. Один уже прошел период взросления, второй сейчас в него вступает.

— В каком возрасте ваши дети узнали о том, что их не в капусте нашли?

— В дошкольном. Конечно, в детали половых отношений мы не вдавались, но объяснили сыновьям, что дети появляются от любви. Сначала папа и мама встречают друг друга и влюбляются, а потом у мамы в животике начинает расти малыш. И никаких магазинов и огородов.

Дмитрий Саврасов